Наши стихотворения

В данной рубрике мы будем публиковать наши стихотворные произведения

Стихи-переделки

Ода боккену

Я памятник бы боккену воздвиг нерукотворный
К нему не зарастёт людей будо тропа,
Вознёсся выше он кенсеном непокорным Александрийского столпа.

Нет, весь ты не умрёшь — душа в людских мозолях
Твой прах переживёт и тлена избежит.
И славен будешь ты доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один бусит.

Слух о тебе прошёл по всей Земле великой,
И называл тебя всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и даже африканец дикий и друг степей калмык.
И долго будешь тем любезен ты народу,
Что Ки в телах закрытых пробуждал,
Что в наш жестокий век восславил бусидо ты
И много душ перековал!

Бокен

Послестишие

Умом тебя мне не понять,
Линейкой общей не измерить,
Тобой мне хочется махать,
В тебя хочу я только верить!

Бокен

Как мы в айкидошной юности в Казань ездили

Скажи, товарищ, ведь не даром
В Казань к далёким нам татарам
Дорогу проложили мы.
Ведь были ж схватки боевые,
И подтверди ещё какие
Недаром видим и поныне мы тех событий сны.

Мы долго ехали к Казани
Играли в карты, ели, спали
Десяток книг перечитали.
Ворчали старики:
Когда ж коснёмся мы татами,
Чтоб показать искусства грани,
Что изучили мы.

И вот мы у заветной цели,
Вокзала распахнули двери
И в город утренний вошли
По сонным улицам прошли,
Гостиницу Дуслык нашли,
Там еле как нас запустили
И в номера определили.

Потом весь день мы загорали,
Как рыбы плавали, ныряли
Ну, словом Волгу покоряли.
И море счастья испытали
О чём нередко вспоминали,
Но под покровом темноты
В гостиницу вернулись мы.

Прилёг вздремнуть я, сидя в ванне,
Спасаясь от казанских гадин.
И было слышно до рассвета,
Как ликовал казанский гнус,
Как Батор бегал к туалету,
Сквозь зубы, матерясь сердито,
Смывать очередной укус.

И только небо засветилось,
Всё шумно вдруг зашевелилось,
Собрался вместе наш покусанный отряд.
Михалыч наш из Магадана — дитя метели и бурана
Весь словно острая катана
Достойный звания шодана.

И молвил он, сверкнув очками:
Ребята, Барнаул за нами!
Покажем айкидо Казани,
Что самураи завещали.
И показать мы обещали,
И клятву тренеру сдержали,
Мы в тот великий бой.

Но ж был денёк!
Сквозь зал огромный
Казанцы двигались как волны
И все на нас.
Шоданы с пёстрыми значками,
Девчонки с дикими глазами,
Всех мы бросали на татами,
Все промелькнули перед нами.

Вам не видать таких сражений,
Носились мы с ребятами как тени,
И пот на лбах алмазами блестел.
Кричали люди, речь японская звучала,
Рука бойцов приёмы исполнять устала,
И Бакасу с Фудзитой проходить мешала
Гора сплетённых тел.

Изведала Казань в тот день немало,
Что значит Сибири бой удалый,
Наш Барнаульский бой.
Татами гнулось под бросками,
Трещали кости под руками,
И Ки огромное цунами
Прошло меж нашими телами.

Да, люди ездили стальные
Не то, что молодые ныне.
Такие беды пережить лихие,
Не каждому дано.
Плохая нам досталась доля,
Пришлось всем съесть по пуду соли.
Не будь на то Фудзиты воля,
Не подружились мы.

Бокен

Посвящение товарищу

Сижу на татами я в додзе порой,
Одетый в хакаму нидан молодой
Мой верный товарищ, бросая уке,
Тенкан выполняет на правой ноге.

Ирими, бросок, а сам смотрит в окно
В рандори участвует тело одно.
А мысли с ниданом у нас об одном
Страна, где сакура цветёт под окном.

Ведь мы айкидоки, пора брат пора!
Туда, где за морем лежат острова,
Туда, где секвои растут в небеса,
Туда, где любимая поза сейдза.

Поедем, туда, где исток айкидо,
Где потом и кровью оно рождено,
Где главное додзе откроет нам двери
И в Ки наших тел нас заставит поверить!

Бокен

Эксклюзивные поговорки

* * *

Не всяк сенсеем зовётся, кто чаще других дерётся.

* * *

Поздно кричать «Годзаймаста!», когда склеены ласты.

* * *

Вышел на татами — не говори, что не с нами.

* * *

Против нашей мощной Ки не помогут кулаки.

* * *

Наши руки — тегатаны, значит доги — без карманов
(да и нужен ли карман для упругих тегатан?!)

* * *

Встану утром рано, сенсею поклонюсь,
Высокую страховку делать поучусь.
Кибодачи глубже, спину попрямей…
Домо аригато, дедушка сенсей!

* * *

Будокой можешь ты не быть, но рейсики блюсти обязан.

IA

Прочие стихи

Надменное, но очень грустное

Моя любовь, как поезд уходящий.
Ещё мелькают окна пред тобой,
Но знаешь ты, мой путник опоздавший,
Что едет поезд не к тебе домой.

И не запрыгнешь ты в вагон последний,
Уж скорость он набрал и всё быстрей.
Лишь лик свой обратишь усталый, бледный
С мольбой и просьбой: «Обогрей!»

Я грел! Но поздно спохватилась!
Моё доверие никак уж не вернуть.
Люблю тебя! Но дверь закрылась…
И кружит снег… Я отправляюсь в путь.

И будущая станция — безвестна.
Нет расписаний и дорожных карт.
Сорвало ветром лист последний,
И землю укрывает снегопад.

Мои слова любви — как птицы.
Их убивал несказанности плен.
Не раз они просились на страницы,
Но останавливал обмана тлен.

Я отпустил их сонных и уставших,
Отдав им крылья духа своего.
И вот, парят средь облаков озябших
И досягаемы для Бога одного.

В моей любви нет тягости и горя.
Лишь радость. Я ловец удач.
В ней всё есть: и просторы моря,
И нежность розы, и ребёнка плач.

Так насладись хоть шлейфом аромата,
Почувствуй ветер этих крыл.
Всё это было лишь тебе когда-то.
Пока февраль не наступил…

Вячеслав Козерук

ПРО ОСЕНЬ

Ты чувствуешь, снова пахнет костром,
Это летнее солнце сгорает.
Я видел природу с поникшим лицом,
Из-под травы она грустно взирает.

Ты видела, вспыхнула молнией даль,
А ветер, вздыхая, её утешает.
И вечер, словно накинув вуаль,
Какую-то тайну в поле скрывает.

Ты слышишь, как шепчется тихо листва,
Прощаясь на несколько тысячелетий.
И мы с тобой встретимся больше едва
В следующей жизни. А жаль:

Вячеслав Козерук

МОЯ ЗВЕЗДА

Пол года сиянья звезды, что не греет.
Шесть месяцев эта полярная ночь.
Из сонного царства бежать поскорее
Бежать без оглядки, скорее и проч!

О боже, ну как же замёрз я, замёрз…
О боже, ну как же хочу отогреться.
Не надо мне водки! О этот мороз…
Вы просто дайте к лицам присмотреться.

Улыбчивым, спокойным, беззаботным,
Способным радоваться солнцу и теплу.
Ужель учиться снова быть свободным,
Вставать с рассветом и смеяться на бегу?

Меня колотит… Или я рыдаю?
От дрожи не могу расправить плеч.
Вы просто дайте время, я оттаю.
Простите и за слабость, и за эту речь.

Простите также глупость неземную.
Я право на ошибки исчерпал до дна.
Да, да, вы правы, я не протестую, —
Уже я понял, жизнь — она одна.

Люблю её! И проживу красиво.
Как на духу я обещаю вам.
Но не поверю больше этим милым,
Печальным и задумчивым глазам.

Вячеслав Козерук

Легкомысленное и неаккуратное

Девушка, ах, а вам говорили,
Что недавно в каком-то там море,
Сказочный остров новый открыли.
И ветра там шумят на просторе,
Увязая в опушках лесов
И стеблях ароматнейших трав.
Эдаким ветром и я стать готов,
Тёплым потоком стан ваш обняв,
Вашу причёску слегка растрепав,
В ваших ресницах нежно увязнуть.

Девушка, ах, если б вы знали,
Что на бескрайних полях той земли
Новые виды цветов отыскали.
Люди представить едва ли могли
Нежность такую и сочные краски.
Вам передать у меня нету сил
Их совершенство, подобное сказке,
Образ которой в сознанье остыл.
Я бы уже те цветы позабыл,
Если бы губ ваших не видел.

Девушка, ах, вы б удивились,
Если б я подлинно смог рассказать,
О горных озёрах, что там открылись
В мягких лощинах. Их отыскать
Очень трудно без знания дела.
Сколько же тайн скрывают они!
Я только слышал, что птица пропела
О грустном молчании их глубины.
Ваши глаза той же тайны полны,
Знанием таинства жизни…

Вячеслав Козерук